Экс-фрезеровщик Ярославского завода топливной аппаратуры Виктор Оладьев десять лет носит по НИИ и КБ проект бестопливного двигателя. Два московских профессора из теплотехнического института им. Кржижановского, обсчитав оладьевское чудо, заключили: все верно - двигатель работать будет, при этом расходуя топливо только для пуска.

Но как рассчитать коэффициент полезного действия (КПД) бестопливной установки? Ведь, образно говоря, раз нет потребления топлива, он будет стремиться к бесконечности. А значит, институт зарегистрировать изобретение не может - международная конвенция, подписанная в Парижской академии в 1958 году, строго-настрого запрещает рассматривать любые разработки так называемого вечного двигателя.

Правда, о вечном двигателе, в строгом понимании, речь, конечно, не идет. Секрета конструкции Виктор Николаевич не открывает - могут украсть идею. В общих же чертах она такова: при работе оладьевского двигателя используется не только энергия сжигания топлива, но и действие внешних факторов, например, разница температур в помещении и на улице. "В бестопливном двигателе, - утверждает Оладьев, - энергия нескольких внешних источников превращается в работу".

У оладьевского тезки, бывшего сварщика судоремонтного завода Виктора Мокрицина нет денег, чтобы ездить в Москву в научные и патентные учреждения. Он ходит по редакциям местных газет с папкой под мышкой. В папке - авторские свидетельства на нигде не внедренные чудеса техники: экологически чистую котельную, капустоуборочный комбайн, рецепт консервации деревянных шпал, после которой они служат дольше бетонных, станок, который тешет бревна безотходным способом... Но самое эффектное изобретение Мокрицина - идеальная энергетическая установка - так и не зарегистрировано из-за все той же Парижской конвенции. В основе установки Мокрицина лежит понятный принцип самовара, когда не воду помещают в топку, а топку внутрь теплоносителя. Идею Мокрицин позаимствовал на Ярославском судостроительном заводе. В рубках собираемых там "морских охотников" когда-то устанавливали любопытную печку - через одну форсунку распылялась солярка, через другую - забортная вода под давлением. Пилотную установку Мокрицин сам сделал и испытал. "Вечный двигатель" не получился, но эффект топливно-водяной форсунки он повторил. Энергетическая установка получилась действительно сверхэкономичной. Теперь он собирает средства на профессиональный выставочный стенд common rail, чтобы показать действие своих волшебных форсунок широкой публике, в том числе и бизнесменам, готовым инвестировать в проект.

Испытывая к перпетуум-мобиле понятное недоверие, народ на веру рассказы Оладьева и Мокрицина не принял, а обратился за разъяснениями к завотделом ГНПП "Недра", доктору технических наук и академику РАЕН Игорю Самхану. Услышав об оладьево-мокрицинских разработках, академик тут же признался, что и сам грешным делом создает опытную модель установки, которая, не будучи полностью вечным двигателем, вполне подпадает под описание развенчанного "идеального двигателя Сади Карно", изложенное в монографии, опубликованной в Париже в 1824 году. Затем Самхан развернул номер "Известий Академии наук России" и предложил прочитать аннотацию (сама статья требует специальных знаний) к докладу члена-корреспондента РАН Александра Леонтьева "Бескомпрессорный идеальный цикл замкнутой газотурбинной установки". Ныне рассекреченный создатель энергетических установок для жизнеобеспечения в космических кораблях тоже предлагает установку, работающую вечно безо всякого топлива, обеспечивая электричеством орбитальный комплекс. Вывод аннотации ошеломляющий: "расчеты показывают, что использование предлагаемого цикла позволяет увеличить удельную работу в 3,3 раза по сравнению с идеальным циклом Брайтона (КПД 45,2 %), а также получить КПД, равный КПД цикла Карно". А это, в идеале, желанные 100%.

В конце разговора Игорь Самхан сообщил, что один экземпляр идеального двигателя изобретателя Н. Смирнова, использующего энергию преобразования газов в турбинах сверхзвуковых скоростей, уже изготовлен в неком закрытом НИИ.

Разумеется, ни один человек, изучавший физику в школе, не поверит в заведомо невозможное, пока не убедится в его реальности собственными глазами. Но общение с изобретателями убеждает - ученым пора пересмотреть Парижскую конвенцию.

Ваша рэакцыя?



Комментарии, мнения, рецензии:

Через Facebook