Угнанные в Германию советские люди выжили, чтобы попасть в ад на родине.

Учетная карточка остарбайтера

Учетная карточка остарбайтера

«Русские полицаи ходили по домам и всех забирали»

В октябре 1944 года было создано Управление уполномоченного Совета народных комиссаров СССР по делам репатриации граждан СССР из Германии и оккупированных ею стран. Оно занималось возвращением на родину миллионов советских граждан, вывезенных во время немецкой оккупации на принудительные работы в Третий рейх. О забытой трагедии остарбайтеров, угнанных в фашистское рабство, а потом забытых советским государством, рассказала одна из авторов книги «Знак не сотрется. Судьбы остарбайтеров в письмах, воспоминаниях и устных рассказах», руководитель образовательный программ «Международного Мемориала» Ирина Щербакова.

Известно ли, сколько советских граждан в годы Великой Отечественной угнали в Германию?

В документах Нюрнбергских процессов говорится о почти пяти миллионах гражданских лиц, угнанных в Германию. Согласно другим архивным данным, за все годы войны немцы вывезли около 3,2 миллиона так называемых остарбайтеров (от нем. Ostarbeiter — «восточные работники»). Кстати, это немецкое название у нас утвердилось относительно недавно, в 1990-х годах. Советская власть обозначала этих людей безликим термином «репатрианты», сами себя часто называли «остовцами» и «остовками». Примерно столько же было в Германии наших военнопленных, принудительный труд которых тоже использовали.

Когда появилась эта практика и почему?

Сначала немцы не собирались в большом количестве привлекать рабочую силу с оккупированных советских территорий — побаивались, что присутствие граждан СССР в Третьем рейхе окажет разлагающее идеологическое воздействие на его жителей. Массовая отправка людей в Германию началась весной 1942 года, когда после провала блицкрига 1941 года там возник ощутимый дефицит рабочих рук.

Отправка остарбайтеров в Германию. Киев, 1942 год

Отправка остарбайтеров в Германию. Киев, 1942 год

Годы в неволе

Немцы как-то оплачивали подневольный труд этих людей?

Да, 7 ноября 1941 года Геринг издал директиву о том, что остарбайтеры должны получать заработную плату. Но это были деньги исключительно на карманные расходы, из которых хозяева постоянно делали различные вычеты: за питание, проживание и даже за проезд к месту работы. В итоге у человека часто оказывалось на руках от трех до пяти марок в неделю.

На что их можно было потратить?

Почти ни на что. К тому же в заводских рабочих лагерях платили лагерными марками, которыми можно было рассчитываться лишь в лагерных ларьках. А тем, кто работал на бауэров или прислугой в семьях, деньги либо выплачивали нерегулярно, либо вообще ничего не платили.

Почему?

Хозяева считали, что все заработанные остарбайтерами деньги уходят на их содержание.

Советские подневольные рабочие в сельской местности Германии

Советские подневольные рабочие в сельской местности Германии

Сопротивление

Скажите, пытались ли эти люди как-то сопротивляться — например, убегать?

Бежать хотели многие. Но такие попытки удавались в основном в конце войны, когда линия фронта была относительно недалеко, а в Германии нарастал хаос. До этого практически всех беглецов ловили, хотя некоторым и удавалось добраться до Польши. Куда им было бежать, если кругом Германия, если не знаешь ни языка, ни дороги в сторону дома? Пойманных беглецов жестоко избивали, некоторых до смерти. Выживших ждал карцер или штрафной лагерь, а самых «неисправимых» немцы отправляли в концлагерь.

Если говорить о сопротивлении, то для организованного протеста было мало условий. Работающие на производстве находились под строгой охраной и постоянным наблюдением, а те, кто трудился на бауэров или в домашней прислуге, были разобщены. Не будем забывать, что речь идет о совсем молодых ребятах, у которых в прежней жизни не было никакого опыта совместной борьбы. Хотя если рядом с ними оказывались люди постарше, например, советские военнопленные, они могли вокруг себя собрать какую-то группу. В немецких документах за 1944-1945 года есть упоминания о расстрелах участников подпольных организаций.

Но чаще всего остарбайтеры протестовали другим способом. Они могли тайком подкармливать военнопленных, словесно отвечать на оскорбления мелкого начальства или демонстративно выражать презрение к тем, кто пошел на службу к генералу Власову в РОА.

А были случаи саботажа?

Были. Некоторые занимались мелким вредительством: выкапывали овощи, которые немцы им поручали посадить, подкидывали камни в глиняные смеси, чтобы поломать механизмы. Другие даже наносили себе увечья разной степени тяжести, вплоть до отрубания пальцев. Иногда это членовредительство было вызвано не только нежеланием работать на врага, но и стремлением перейти на более легкую работу — ведь условия труда у них были каторжные.

То, что своей работой, пусть и подневольной, они так или иначе помогают немцам, их очень угнетало. У людей появлялось чувство бессилия и даже комплекс вины перед отцами и братьями, сражающимися на фронте. Особенно это касалось тех, кто трудился на военном производстве.

Когда в конце войны немецкие заводы стали бомбить, наши сограждане тоже погибали?

Конечно, бомбы ведь не делали различий, где свои, а где немцы. Хотя эти бомбежки укрепляли у них веру в скорое окончание войны, большинство «остовцев» вспоминали о них как о самом страшном из того, что они пережили в Германии. Очень много погибших было после налетов авиации союзников. Например, во время английской бомбежки в 1944 году был уничтожен лагерь для остарбайтеров при военном заводе. Как рассказывала нам находившаяся там женщина, последствия авианалета были страшными: погибло больше двухсот человек, которых выжившие товарищи потом хоронили в общей могиле за лагерным забором.

Красноармейцы беседуют с советской девушкой-остарбайтером, работавшей на немецком заводе «Юнкерс» в городе Познани, Польша

Красноармейцы беседуют с советской девушкой-остарбайтером, работавшей на немецком заводе «Юнкерс» в городе Познани, Польша

«Девочки, вы освобождены!»

Кто освобождал этих людей в конце войны — наши или союзники?

И те, и другие. Очень много остарбайтеров оказались в западной части Германии, где была сосредоточена основная промышленность Третьего рейха, поэтому их освобождали англичане и американцы. Людям из СССР они казались весьма экзотичными: в непонятной форме, с беретами на головах, много чернокожих... Удивляло, что они постоянно что-то жевали, но не глотали — про жвачку советские граждане тогда еще не знали.

Но и своих солдат некоторые наши «остовцы», по их воспоминаниям, не сразу признали. «Открываются ворота, залетают наши военные: "Девочки, вы освобождены!" Но мы же форму еще не видели новую — погоны. Думаем: "Господи, кто это?"»

Правда ли, что на Западе потом осталось около полумиллиона бывших советских граждан?

Точных данных нет. В разных исследованиях число невозвращенцев варьируется от 285 тысяч до 451 тысячи человек. При этом Ялтинскими соглашениями предусматривалось, что все граждане СССР, оказавшиеся за его пределами во время войны, подлежали обязательной репатриации независимо от их желания.

Почему не все хотели вернуться на родину? Боялись ГУЛАГа?

И поэтому тоже, но не только. Одни обзаводились новыми семьями, а другим просто некуда было ехать. Но были и такие, которые, посмотрев на заграничную жизнь, просто не желали возвращаться в свой родной колхоз. Многих из них союзники потом отлавливали и передавали советской стороне. Но большинство «остовцев» стремились поскорее попасть домой. По данным Управления уполномоченного Совета народных комиссаров СССР по делам репатриации, после войны из Европы вернулось более 2,6 миллиона советских граждан.

Что с ними было дальше?

Теперь они уже именовались не остарбайтерами, а репатриантами. Им всем пришлось пройти через сито советских проверочно-фильтрационных лагерей. По воспоминаниям людей, условия содержания там мало чем отличались от германских рабочих лагерей. В июле 1945 года из Отдела агитации и пропаганды ЦК ВКП(б) направили записку Маленкову, в которой говорилось, что лагеря не были должным образом подготовлены к огромному наплыву репатриантов, что люди ночуют либо вповалку на грязном полу, либо под открытым небом.

Дальше начиналась процедура проверки — сотрудники СМЕРШ досконально допрашивали измученных немецким пленом людей. Советское государство, в 1941 году не сумевшее защитить миллионы своих граждан, в 1945-м пыталось упрекнуть их в сознательной работе на врага. Деревенские девушки, вывезенные в Германию в 16-17 лет, с трудом понимали, что от них хотят. Подозрения в измене унижали и оскорбляли «остовок». Как потом с горечью говорила нам одна из них, «у фашистов я была "русской свиньей", а у своих стала "немецкой подстилкой"».

Но после фильтрации бывших остарбайтеров все-таки отпускали домой?

По-разному. Тех, кто внушал подозрения в сотрудничестве с немцами, отправляли в ГУЛАГ. В основном это касалось мужчин. Мужчин призывного возраста отправляли в действующую армию или, например, восстанавливать шахты в разрушенном Донбассе. Многих молодых девушек после фильтрации рекрутировали в подсобные хозяйства воинских частей Красной армии. Остальные после долгих мытарств наконец-то ехали домой, где их ждала тяжелая послевоенная жизнь.

Объявление о вербовке на работу в Германии в оккупированном Киеве. 1942 год

Объявление о вербовке на работу в Германии в оккупированном Киеве. 1942 год

Забытые жертвы войны

Советская власть предоставила им официальный статус жертв нацизма?

Конечно, нет. Наоборот, это была одна из ущемленных категорий граждан, к которым советское государство относилось с подозрением. Ведь в СССР каждый человек при поступлении в вуз или устройстве на работу был обязан заполнять анкету с вопросами «был ли на оккупированной территории» и «был ли за границей». А они были и там, и там — поэтому им зачастую была закрыта даже скромная служебная карьера. Не забывайте, в основном это были молодые люди, для которых принудительный труд в Третьем рейхе стал клеймом на всю оставшуюся жизнь. Многие «остовцы» долгие годы скрывали, что во время войны были угнаны в Германию, и держали эту боль внутри себя.

Это правда, что им не платили никаких компенсаций за бесплатный труд и моральный ущерб в годы войны из-за того, что Советский Союз в 1953 году отказался от репарационных претензий к ГДР?

Да, это было политическое решение. Советские руководители посчитали, что Германия весь причиненный СССР ущерб возместила репарациями, а о людях тогда никто не думал. Бывшие остарбайтеры никак не вписывались в официальную советскую память о войне: они не считались ни узниками фашизма, ни ветеранами. Ситуации изменилась лишь на рубеже 1980-1990-х годов.

Именно тогда «Мемориал» стал заниматься этой темой и собирать материалы для книги о судьбе остарбайтеров?

Да, в 1989 году, когда «Мемориал» только появился, к его председателю Андрею Дмитриевичу Сахарову обратились депутаты фракции «зеленых» германского бундестага. Они совершенно справедливо указывали, что остарбайтеры — это последние жертвы Второй мировой войны, причем забытые жертвы. Мы стали заниматься этим вопросом, начали собирать данные. В апреле 1990 года в «Неделе» — воскресном приложении к газете «Известия» — вышла статья, где утверждалось, что немцы начнут выплачивать компенсации советским гражданам, угнанным во время войны в Германию, и что по этим вопросам надо обращаться в «Мемориал».

После этого за несколько недель мы получили 400 тысяч писем от бывших остарбайтеров. Люди присылали нам документы, фотографии, открытки и другие уникальные свидетельства пребывания в фашистском рабстве. Мы их начали собирать и систематизировать, а потом решили записывать их воспоминания. Этот процесс затянулся на много лет, но теперь у «Мемориала» появился огромный массив данных, который мы постепенно выкладываем на сайте «Та сторона». Книгу «Знак не сотрется», фрагменты из которой я вам зачитывала, мы тоже издали на основе воспоминаний остарбайтеров.

А что с компенсациями — люди их в итоге получили?

Созданная «Мемориалом» база данных очень помогла людям получить выплаты, которые производились в 90-е годы и продолжались в нулевые. В это же время, когда немало бывших остарбайтеров были еще живы, немцы по нашим спискам часто организовывали им поездки в Германию.

Со стороны немцев это была общественная инициатива или за счет бюджета ФРГ?

Для выплат принудительным рабочим в Германии был создан фонд «Память, ответственность, будущее». Часть средств давали правительства Германии и Австрии, а часть — фирмы, на чьих заводах во время войны трудились советские граждане (например, Siemens и Volkswagen).

Какие суммы полагались гражданам России из числа бывших остарбайтеров?

В зависимости от того, где они трудились, в 90-е годы им выплачивали от полутора до нескольких тысяч дойчмарок. Правда, одно время немцы приостанавливали выплаты: это случилось, когда выяснилось, что с выделенными средствами происходит какая-то странная неразбериха, и часть перечисленных денег вообще исчезла в России. Позже, с переходом на единую европейскую валюту, средняя сумма компенсаций составляла около 2500 евро. Надо ли говорить, насколько существенной была такая помощь в то время для наших стариков.

Известно ли, сколько бывших остарбайтеров живы сейчас?

К сожалению, теперь это трудно сказать. В странах, откуда фашисты тоже угоняли население (Польша, Украина и Белоруссия), фонды «Взаимопонимание и примирение», созданные в 90-е годы для учета компенсаций, продолжили работу и после завершения выплат. А в России в 2011 году правительство отказалось финансировать деятельность фонда и закрыло его. Потребовалось немало усилий нашей общественности, чтобы Росархив хотя бы согласился принять на хранение гигантский массив документов о судьбах наших соотечественников, угнанных в неволю во время Великой Отечественной войны. Поэтому сколько их еще осталось у нас в России — вам, наверное, уже никто точно не скажет.

https://lenta.ru/articles/2017/10/11/ostarbeiter/

Ваша рэакцыя?



Комментарии, мнения, рецензии:

Каментары праз Facebook