HIT.BY впервые в Интернете публикует заметку из газеты "Известия" за 1983-й год, которая рассказывает об уникальной истории спасения девочки Расы Прасчевичюсе. Ей отрубило ноги в маленькой литовской деревне. Отец в ужасе хотел закопать ножки в поле. Но случилось чудо: Расу и ее отрубленные ножки оперативно доставили в Москву и пришили. Ужасная история со счастливым концом: смотрим и читаем!

"Пусть говорят" с Андреем Малаховым о девочке Расе

Для Ту-134, по тревоге поднятому той ночью в Литве, "расчистили" воздушный коридор до самой Москвы. Диспетчеры знали – в пустом салоне летит маленькая девочка. А на соседнем сиденье – её обложенные мороженой рыбой ножки... Обе ножки Расы были пришиты! Как живут сегодня герои этой потрясающей истории?

Известия, 08-28-1983: "Сообщаем подробности. РАСА БУДЕТ СЧАСТЛИВА"

Вот заметка за 1983-й год, которая рассказывает о реабилитации Расы:

Автор: Е. ВОСТРУХОВ, В. ТОЛСТОВ

Продолжаем рассказ о судьбе трехлетней девочки Расы из литовского колхоза "Вадактей". Как сообщала уже наша газета, в борьбе за спасение этого ребенка объединили усилия десятки людей. После беспрецедентной операции, выполненной московскими врачами. Раса продолжает лечение в детской клинической больнице имени Н. Ф. Филатова.

УЖЕ ЗНАКОМЫЕ нам тихие коридоры хирургического отделения, небольшая комната дежурной сестры, куда выходят двери палат и перевязочной. Сейчас мы откроем одну из них и увидим белокурую головку на огромной для трехлетнего ребенка подушке. Как Раса встретит нас? Опять, как в первый раз, прикроет глаза крохотным кулачком и из-под хрупкой этой защиты будет настороженно разглядывать людей в белых халатах? Даже конфеты и большие, как мячики, оранжевые апельсины не могли тогда сразу развлечь девочку, перенесшую совсем недавно необычайной сложности операцию и неимоверную боль.

Дверь распахнулась, и мы увидели аккуратно застеленную кроватку. Расы в палате не было.

- В парке ищите, - подсказала медсестра. - Раса с мамой пошла гулять.

Раса сидела на скамейке под деревьями, жмурилась от солнца и за обе щеки уплетала мороженое, которое таяло у нее в руках. Неуемная детская энергия не давала ей секунды покоя. Слизывая мороженое с пальцев, она теребила одеяло, которым были укутаны ее ножки, гладила большого огненно-рыжего лисенка. Его прислали и редакцию из Воронежа рабочие производственного объединения "Электроника" с просьбой передать девочке.

Эстафета доброты, о которой рассказывалось в репортаже "Минуты и вся ее жизнь", не завершилась после удачно выполненной операции. Мы поняли это, когда в редакцию потоком пошли письма: несчастье маленькой Расы взволновало множество людей. В этих письмах - предложения помощи, приглашения в гости, теплые слова в адрес всех, - кто, не сомкнув глаз в ту июньскую ночь, боролся за судьбу девочки.

Мы читали письма и думали: в какой большой и доброй семье растешь ты, Раса, как много у тебя близких людей! "С Расой сейчас миллионы...",- запомнилась нам фраза из письма военнослужащего Ивана Шлараги.

По поручению коллектива Витебского коврового объединения К. Н. Иванова написала: "Мы, матери, пережившие много горя во время Отечественной войны, потерявшие своих дочерей, сыновей, хотим, чтобы тебя, милая девочка, твои папа и мама никогда не потеряли, чтобы жизнь твоя была счастливой, долгой и полезной для нашей любимой Родины". Ветеран Великой Отечественной войны А. А. Величко из Белгородской области сообщил: "Сердце наполняется гордостью за советских людей - врачей, медсестер, летчиков и других, фамилии которых остались неизвестными, пришедших на помощь пострадавшему ребенку, - за нашу отечественную медицину".

Перед нами письмо киевлянки И. Б. Левиной: "Вместе со многими читателями газеты я надеюсь, что девочка будет здорова... А теперь мне хочется задать вопрос многим поборникам "прав человека" за рубежами нашей Родины: чье дитя могло получить такую/, помощь в ваших "демократических" условиях? Я не говорю о человеческой самоотверженности - ей цены нет, это норма нашей жизни. А если бы все, что было сделано для Расы, оценить на капиталистический манер, допустим, в долларах? Я полагаю, что не всякий миллионер в США смог бы обеспечить своему ребенку все то, что так оперативно и совершенно бесплатно получила Раса. Нельзя ли об этом сообщить американским читателям, быть может, тогда они поймут, что если нам так дорога жизнь любого нашего гражданина, то хотим ли мы снова терять миллионы жизней? Нельзя ли действительно послать такую информацию в зарубежные газеты?".

Письма и посылки со всех концов страны шли не только в редакцию "Известий". Воспитатели и воспитанники детского сада "Василек" из молдавского города Чадыр- Лунга отправили Расе игрушечного медвежонка, конфеты, куклу. Они не знали точного адреса, поэтому написали так: "Москва, Филатовская больница, для девочки Расы из колхоза "Вадактей", о которой говорилось в статье "Минуты и вся ее жизнь". И работники 102-го почтового отделения Москвы отыскали адресата.

Мама Расы в письме тепло поблагодарила друзей из Молдавии.

ВРАЧ Л. М. Власова из Душанбе летела в отпуск. В Москве делала пересадку. По поручению всей семьи она везла Расе огромную сочную дыню. Вместе с ней оставила в больнице записку: "Дорогие Раса и Вита! Мы живем в республике, где много тепла и солнца. 6 сентябре у нас спадает жара, и наша семья приглашает вас посетить Таджикистан. Девочка наберется сил, вы увидите, какая большая, красивая и добрая наша Родина..."

Над Расой и ее мамой взяли шефство ткачихи второго цеха московского комбината "Трехгорная мануфактура". Родилась эта инициатива по велению сердца. Ткачиха Валентина Конобеева принесла на работу номер "Известий" с репортажем "Минуты и вся ее жизнь". В обеденный перерыв газету читали вслух: Она переходила потом из смены в смену. И кто-то предложил: собрать коллективно деньги и на них купить для Расы фрукты, игрушки, детские книжки. В. Конобеева и В. Каретина поехали в больницу, передали подарки и познакомились с мамой Расы. Валентина Конобеева пригласила ее в гости. Она крепко подружилась с ткачихами "Трехгорки".

- Валя Конобеева, ее муж Юрий Александрович, ткачиха Вера Пономарева, многие их товарищи для меня теперь как родные, - говорит взволнованная мама. - Поняла, сколько настоящих людей вокруг. После публикации в "Известиях" мы с Расой получили множество добрых писем от незнакомых людей. Огромное всем им материнское спасибо за сочувствие и поддержку, за доброту.

Всех без исключения читателей, откликнувшихся на наш рассказ о Расе, волнует ее будущее. Вернется ли к ней полностью здоровье, будет ли она так же полноценно счастлива, как и ее сверстники? Теперь можно твердо ответить на этот вопрос: да. Два с лишним месяца лечение уже принесли удовлетворительные результаты. Кости обеих ног срослись хорошо. Как сообщил лечащий врач, кандидат медицинских наук С. Кучанский, нормально протекает и процесс восстановления чувствительности в приживленных голенях.

Сразу видно, что Раса окрепла, набралась сил. Очень любит играть - и с детьми, и со взрослыми. В Филатовской больнице у нее много знакомых. Очень полюбилось девочке московское мороженое. И еще мы заметили: Раса, не знавшая ни слова по-русски, теперь уже отвечает на наши вопросы на русском языке.

В воскресенье, 21 августа, у нас на глазах девочка впервые после операции пыталась встать на ножки. Произошло это совершенно неожиданно и, будем откровенны, вопреки запрету докторов. Случилось все так. После прогулки на свежем воздухе принесли Расу в палату, посадили на кроватку. И вдруг малышка спустила ножки на пол и... выпрямилась, широко улыбаясь. Ошеломленные, мы водрузили непоседу на место. Это было словно второе ее рождение. Мама тревожно спросила:

- Тебе было больно, Раса?

- Нисколечко, мамочка, - ответила явно довольная своим поступком девочка. - Я стояла!

Мы внимательно наблюдали за ней, но никаких изменений в ее прекрасном настроении не заметили...

Как потом выяснилось, в эти минуты мы думали с Витой об одном и том же: о замечательном хирурге и человеке Рамази Датиашвили, о всех медиках, сделавших возможным это чудо, только что виденное нами.

- Сегодня мы может говорить об успешном исходе редкой операции, выполненной на высоком техническом и научном уровне, - подчеркнул академик АМН СССР Юрий Федорович Исаков. - Далее предстоит сложный этап восстановления функций конечностей: к лечению "подключатся" врачи самых разных специальностей.

Через несколько дней Раса покидает Филатовскую больницу. Завершается первый, очень трудный этап лечения. Еще несколько недель она проведет в загородной больнице, где пройдет курс восстановительной терапии. Расе заново придется учиться ходить. А уж танцевать она научится сама. Правда, до этого пока далеко. Но, верится, так будет!

Е. ВОСТРУХОВ, В. ТОЛСТОВ, спец. корр. "Известий".

МОСКВА.

"Наша Раса": репортаж ТВЦ (Россия)

Для Ту-134, по тревоге поднятому той ночью в Литве, "расчистили" воздушный коридор до самой Москвы. Диспетчеры знали – в пустом салоне летит маленькая девочка. А на соседнем сиденье – её обложенные мороженой рыбой ножки... Обе ножки Расы были пришиты! Как живут сегодня герои этой потрясающей истории?

Ваша рэакцыя?



Комментарии, мнения, рецензии:

Каментары праз Facebook